Крлежа, Мирослав


Крлежа, Мирослав
(Krleza, Miroslav)
(07.07.1893, Загреб, Австро-Венгрия - 29.12.1981, Загреб, Югославия)
   хорватский поэт, прозаик, драматург, публицист. Родился в богатой чиновничьей семье. Классическую гимназию посещал в Загребе, затем (1908) перешел в кадетское военное училище, по окончании которого (1911) поступил в престижную военную академию “Лудовицеум” в Будапеште. В 1912-1913, в разгар Балканских войн, дважды нелегально приезжал в Сербию с намерением вступить добровольцем в сербские войска, однако полиция возвращала его в Австро-Венгрию, где во второй раз он был арестован, обвинен в государственной измене и дезертирстве и лишен офицерского чина. В I мировую войну служил рядовым в Галиции, в Карпатах, в Загребе. После окончания войны стал профессиональным литератором, в 1919 вступил в Коммунистическую партию. Издавал журналы: “Пламен” (“Пламя”, 1919, вместе с А.Цесарцем*); “Книжевна република” (“Литературная республика”, 1923-1927); “Данас” (“Сегодня”, 1934, вместе с М.Богдановичем); “Печат” (“Печать”, 1939-1941). В 1925 посетил СССР. Его эссе “Экскурсия в Россию” (“Izlet u Rusiju”, 1926) стало одним из первых в Европе объективных свидетельств о жизни СССР того времени. Во время II мировой войны, после основания фашистского Независимого государства Хорватии, был вместе со своим издателем С.Кончоком арестован, затем жил под полицейским надзором. Его произведения были запрещены и подлежали сожжению. С 1945 член редколлегии журнала “Република” (“Республика”), с 1962 - член редколлегии журнала “Форум”, с 1950 директор Югославского Лексикографского института (Загреб) и инициатор его многочисленных изданий, долгие годы был главным редактором Энциклопедии Югославии, занимал высокие посты в Союзе писателей Югославии, в Коммунистической партии Югославии.
   К. - крупнейший хорватский писатель XX в., работавший в разных жанрах. С экспрессионизмом типологически соотносимо его раннее и межвоенное творчество. Сам К., под влиянием войны и русской революции 1917 ставший убежденным марксистом, на протяжении всей жизни подвергал экспрессионизм резкой критике: считал “идеалистически реакционным”, “детищем французского импрессионизма с примесью подсознания и инстинктов”, “абстракцией, как и прочие декадентские дериваты - дадаизм, кубизм, конструктивизм, имажинизм, футуризм”, полагал, что главная теоретическая предпосылка экспрессионизма - “превратить вещь в тень вещи, сделать ее беспредметной”, говорил об “экспрессионистском интермеццо” после великого и плодотворного импрессионистского периода. В то же время, характеризуя экспрессионизм, он признает за ним объективное культурно-историческое значение. В статье “О брожении в современной немецкой поэзии” (“О nemirima danaSnje nemacke 1 íri ke”, 1924) К. обнаруживает глубокое знакомство с ее “бродильным ферментом”: поэзией Т.Дойблера*, Э.Ласкер-Шюлер*, Г.Гейма*, Г.Тракля*, П.Цеха*, Й.Р.Бехера*, Г.Бенна*, Л.Леонхарда, В.Газенклевера* и других, стихи которых он обильно цитирует в собственных переводах. К. считает эту поэзию симптомом потерянности человека в искусственной и бездуховной жизни большого города, диагнозом безнадежного состояния больного общества и находит в ней три основные направления: “экстатически-очеловеченное”, связанное с именем Рубинера*, политически активное, возглавляемое Бехером, и нигилистическое, главный представитель которого - Бенн. В позднем эссе “Экспрессионизм” (1953), где в основном прежние оценки повторяются, он связывает появление экспрессионизма с именами Кандинского* и Вальдена*. Мировоззрение К., основанное на классических и новейших западноевропейских философских системах, ставящее во главу угла индивидуализм, анархическое бунтарство и бескомпромиссный гуманизм, заставляло его отвергать беспомощные и дилетантские, с его точки зрения, художественные программы и вместе с тем внимательно относиться к реальному художественному опыту поэтов авангарда.
   Лирическое творчество К. тоже несло на себе отпечаток “экспрессионистичности”, выявляло склонность к ниспровержению традиционных художественных норм, экспериментированию в области художественного языка, пафосно-экстатическому стилю выражения. Важнейшие сборники его поэзии: “Пан” (1917); “Три симфонии” (1917); “Стихи” (I, II - 1918, III - 1919); “Лирика” (1919); “Стихи” (1926); “Книга стихов” (1931); “Книга лирики” (1932); “Стихи во тьме” (1937). Созданная в военные годы лирика (“Стихотворения”, кн. 1-3, 1918-1919) отличалась резкой пацифистской направленностью. Протестующий вопль, утопические апелляции к совести не притупляли остроты социальных оценок К.: вместо романтических югославянско-объединительных идей ранней молодости он постепенно приходит к идеалам бесклассового общества, резко критикует не оправдавшую надежд действительность Объединенного королевства и восторженно приветствует русскую революцию 1917.
   Сборники 1918-1919 с его собственных слов получили название “военной лирики”. Это поэзия социального абсурда, беспросветного отчаяния, ужаса войны и апокалиптических видений, мстительного бунтарского упоения и крика о загубленной человеческой жизни. По убеждению К., культура потерпела поражение, военная катастрофа изобличила лживость, несостоятельность, лицемерие, призрачность современного общества (“О Великое Безголовое Нечто, будь ты проклято вечно!” - “Великая пятница 1919”, “Veliki petak godine 1919”, пер. Л.Мартынова). Поэт прорицает вселенские пожары, “бешеные циклоны огня и крови”, восстания масс с “огненными дождями”, “кровавыми рассветами” и “красными сумерками”. Краски его стихов ограничиваются красной (кровавой) и черной, метафорика натуралистична, образы аллегоричны, гротескны, ритмы “всеразрушительны”. В своем революционно-анархическом утопизме К. связывает будущее человечества с приходом нового одухотворенного Человека, который отмечен “космическим клеймом звезд” и способного “всё победить”. Позже, в эссе “Моя военная лирика” (“Moja ratna lirika”, 1953) он отмечал, что его ранняя поэзия писалась “в тени идеалистической системы Шопенгауэра”, что она “беспомощна, пассивна, нигилистична” и все в ней “похоронное”. Тем не менее, всеобъемлющий трагизм в восприятии действительности оставался присущ его художественному стилю на протяжении всей жизни.
   Новаторство К. проявилось в драматургии не менее ярко, чем в поэзии: в отличие от других хорватских авангардистов (Я.Полич-Камов, У.Донадини*, Й.Кулунджич), лишь эпизодически обращавшихся к драме, К. создал свой театр с богатым репертуаром. Он включает в себя два цикла, первый из которых получил в критической литературе название “Легенды”. В него входят пьесы: “Легенда” (“Legenda”, 1915), “Кралево” (“Kraljevo”, 1915), “Микеланджело Буонаротти” (“Mikeljandjelo Buonarotti”, 1918), “Христофор Колумб” (“Kristofer Kolumbus”, 1918) и др. В них нет строго скомпонованной фабулы и фиксированного количества персонажей. В центре каждой драмы стоит один так называемый “вечный” вопрос: в “Легенде” - это отношение “Бог - человек - дьявол”, в “Микеланджело” - “гений и художественное творчество”, в “Христофоре Колумбе” - противостояние лидера и аморфной, агрессивной массы, в “Кралево” - национальный хорватский вопрос, в “Адаме и Еве” - взаимоотношения мужчины и женщины и т.д. Постановка этих вопросов не предполагает их разрешения. Это экстатический, “распоясанный” театр, призванный освободить вещи и явления от психологической и эмпирической обусловленности, от оков рационализма и показать их “глазами духа” (по словам самого К.: “Факторы художественного творчества - не анализ и психология, но синтез и интуиция”).
   Персонажи психологически не индивидуализированы, это некие функции, символические фигуры. Рядом с ними действуют “группы” и “массы”: людей, мертвецов, виселиц, привидений и т.д. Столь же естественно выглядят “птицы смерти”, “черные псы”, “кровожадные хищники”, “хаотичные образы”, “струи яркого света”, “каскады звуков” и т.д., которые движутся в оргиастическом, ярмарочном ритме. Человек теряет здесь свое биологическое - социальное - национальное - интернациональное измерение и приобретает космическое - он предстает проклятым существом по сути. Из всей этой фатальной круговерти выход может быть только один, символический, - “в белизну” (“Галиция”).
   Второй цикл включает драмы “В лагере” (“U logoru”, 1922), “Голгофа” (“Golgota”, 1922) и “Овчарка” (“Vuèjak”, 1923), изданные в 1947 отдельной книгой “Три драмы” (“Tri drame”). Все они посвящены войне, которая показана в них как закономерный итог падения конвенционального европейского сознания, как квинтэссенция буржуазных общественных отношений. Позже К. писал: “Все мои драмы того времени есть символические "пляски смерти". Все это было поиском так называемой динамики драматического действия в ложном направлении - количественном”. Эти ранние драмы представляли собой попытку выразить социальный и духовный мессианизм методами авангардного театра. И в дальнейшем драматургии К. остаются присущи острая социальная ирония, неприкрытое просветительское начало, всеобъемлюще пессимистический взгляд на человека. В драматическом цикле о Глембаях - “Господа Глембаи” (“Gospoda Glembajevi”, 1928), “В агонии” (“U agoniji”, 1928), “Леда” (“Leda”, 1958), описывается история упадка богатой загребской семьи в первые десятилетия XX в., ее эгоизм, аморализм, циничный гедонизм. Термин “глембаевщина” вошел в сербскохорватский язык для обозначения отчуждения целого общественного слоя от реальных нужд общества, его нежизнеспособности. В этих драмах трагический надрыв сочетается с комедийностью, которая возникает в ситуациях, особо оттеняющих несостоятельность Глембаев в критические моменты жизни.
   Сборник новелл К. “Хорватский бог Марс” (“Hrvatski bog Mars”, 1922) принадлежит к числу самых беспощадных произведений хорватской литературы. В нем описываются судьбы хорватов-домобранов (то есть солдат регулярных частей, входивших в состав австро-венгерской армии). Гротеск создается из противоречия между натуралистическими описаниями повседневного военного быта и мятущегося, неспособного объять этот кошмар человеческого сознания. Герои тщетно ищут выхода из фатальных ситуаций и находят его разве что в самоубийстве (“Смерть Франье Кадавера”), в отчаянном, бессмысленном упрямстве (“Барак 5Б”), в мечтаниях и снах (“Домобран Ямбрек”). Только в “Кралевской венгерской домобранской новелле” выход прозревается в ожидании прихода неких “великих работников, мракоборцев”, которые “прокладывают новые светлые пути”. В сборнике “Новеллы” (1924) К. анализирует судьбы интеллигентов, неудачников-индивидуалистов, описывает жизнь малых социумов и городов. С новеллами близко соотносится “Хорватская рапсодия” (“Hrvatska rapsodija”, 1918) – драматический отрывок, пример синтетического, переходного жанра. Действие развивается посредством диалогов, монологов, прозаического авторского комментария и стихов. Судьба нации символизирована в образе сошедшего с рельсов вагона, устремленного в никуда. Поэтика соединила в себе черты славянского языческого витализма, христианской мистики, мессианства. В дальнейшем К. написал четыре ставших знаменитыми романа - “Возвращение Филиппа .Натановича” (“Povratak Filipa Latinovica”, 1932), “Банкет в Блитве” (“Banket u Blitvi”, 1938-1939), “На грани рассудка” (“Na rubu pameti”) и “Знамена” (“Zastave”, 1967), своеобразные хроники европейской жизни XX века, которые выявили масштабность дарования и огромный интерес автора к социальным событиям и движениям своего времени.
   Ранние журналы К. также несли на себе отпечаток бунтарски анархического мировоззрения и революционно-романтической патетики. В 1919 он вместе с А.Цесарцем предпринимает издание своего первого журнала “Пламен”, который в условиях жарких послевоенных дебатов стал трибуной его политических и литературных взглядов. Их основа - представление о том, что “наш век означает перелом и перекресток земной истории”, когда “должно сгореть все негативное в жизни, все противное жизненному прогрессу”, и тем самым дать путь “новой жизни и новому искусству”. В программной статье “Хорватская литературная ложь” (“Hrvatska knjiZevna la¿”) К. отвергает царящий в литературе Хорватии регионализм и романтические югославянские тенденции и считает, вместе с Цесарцем, что “интегральное решение югославского вопроса может быть социалистическим”. На вопрос “кто мы?” он отвечает столь же радикально: “мы” - молодая крестьянская нация, которая из разрухи исторических веков вступила на собственный путь освобождения и прогресса, стала “третьим компонентом” балканской цивилизации, которая в XX в. развивается вопреки давлению Запада и Востока. Энциклопедическая образованность и высокая полемическая культура позволяли К. затрагивать широкий круг проблем, его яростная публицистика сильно влияла на ход литературного развития страны. Другой его журнал, “Книжевна Република”, выходивший в ситуации нелегального положения КПЮ как литературное приложение к политическим изданиям левой ориентации, включал огромное количество филососких, культурно-исторических и социальных публикаций, в особенности переводных. Сам К. продолжал высказываться не только по литературным вопросам, но также по вопросам медицины, права, музыки, истории, философии, изобразительного искусства. Позже многие его статьи вошли в состав книги “Европа сегодня” (“Evropa dañas”, 1935).
   Особенности политических и художественных взглядов К. позже заставили его порвать с движением “социальной литературы”. Бескомпромиссная позиция К. по поводу высокого предназначения искусства и его полной свободы относительно других видов человеческой деятельности заставила его выступить против утилитаристских тенденций этого движения, ярко проявившихся в Хорватии в начале 1930-х. Разрыв с прежними соратниками побудил К. снова взяться за издание собственных журналов (“Данас”, 1934, и “Печат” 1939-1940). Знаменитая историческая поэма “Баллады Петрушки Керемпуха” (“Balade Petrice Kerempuha”, 1937) написана особым “народным” кайкавским наречием и посвящена народному восстанию XVI в. В условиях доминирования в литературе двух основных тенденций - социальной и ультранационалистической (клерикально-фашистской) - К. утверждает собственный взгляд на историю и литературу: народно-патриотический и антиклерикальный. В его творчестве проявились черты различных течений реализма (программным сторонником которого он себя считал), натурализма, символизма и экспрессионизма.
   Соч.: Sabrana djela. Knj. 1-39. Zagreb, 1956-1972.
   Лит.: Miroslav Krleza. Zagreb, 1963; Krlezin zbornik. Zagreb, 1964; Vaupotié M. Hrvatska suvremena knjizevnost. Zagreb, 1966; Flaker A. Knjizevne poredbe. Zagreb, 1968; Republika [Krlezin broj]. Zagreb, 1968. №7; Kolo [Krlezin broj]. Zagreb, 1968. №7; ColakT. Lirika Miroslava Krleze. Beograd, 1974; Vaupotic M. Siva boja smrti. Zagreb, 1974; Miroslav Krleza. Zagreb, 1975; Popovic B. Tema Krleziana. Monografska rasprava. Zagreb, 1982; VuÖetic S. Krlezino knjizevno djelo. Zagreb, 1983; Lauer A. Miroslav Krleza und der deutsche Expressionismus. Göttingen, 1984.
   M.Kapaceвa

Энциклопедический словарь экспрессионизма. - М.: ИМЛИ РАН.. . 2008.

Смотреть что такое "Крлежа, Мирослав" в других словарях:

  • КРЛЕЖА Мирослав — (1893 1981) хорватский писатель. Стихи, социально психологические новеллы, драмы, романы; антифашистский роман памфлет Банкет в Блитве (кн. 1 2, 1938 39, кн. 3, 1962). Роман эпопея Знамена (кн. 1 5, 1962 69; 2 е дополненное издание, 1976) о… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Крлежа Мирослав — (Krleža) (1893 1981), хорватский писатель. Социально психологические пьесы («Господа Глембаи», «Агония»  обе 1928) и романы («Возвращение Филиппа Латиновича», 1932; «На грани рассудка», 1938; антифашистский роман памфлет «Банкет в Блитве», кн. 1… …   Энциклопедический словарь

  • Крлежа, Мирослав — Мирослав Крлежа Miroslav Krleža …   Википедия

  • Крлежа Мирослав — Мирослав Крлежа Miroslav Krleža писатель Дата рождения: 7 июля 1893 …   Википедия

  • Крлежа Мирослав — Крлежа (Krleža) Мирослав (р. 7.7.1893, Загреб), хорватский писатель, вице президент Югославянской академии наук и искусств (с 1945). Окончил военную академию в Будапеште. Печататься начал в 1914. Ранние произведения К., связанные преимущественно… …   Большая советская энциклопедия

  • Крлежа, Мирослав — КРЛЕЖА (Krleza) Мирослав (1893 1981), хорватский писатель. Антифашистский роман памфлет Банкет в Блитве (книги 1 2, 1938 39, книга 3, 1962); в романе эпопее Знамена (книги 1 5, 1962 69; 2 е дополнительное издание 1976) показал влияние событий… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • КРЛЕЖА Мирослав — КРЛЕЖА (Krleža) Мирослав (1893—1981), хорватский писатель, общественный деятель. Чл. КПЮ, затем чл. СКЮ. Пьесы «Господа Глембаи» (1928, п. 1958), «Агония» (1928, п. 1980), «Леда» (1932), «Аретей» (1963, п. 1980). Ром. «Возвращение Филиппа… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Крлежа — Крлежа, Мирослав Мирослав Крлежа Miroslav Krleža писатель …   Википедия

  • Крлежа — Мирослав (Krleza, 1884 ) современный хорватский писатель. С самого начала своей литературной деятельности К. занял по отношению к существовавшим и существующим в Хорватии идейным течениям, как художественно литературным, так и социально… …   Литературная энциклопедия

  • Мирослав — Мирослав: Мирослав  мужское имя Мирослав  город в Чехии Мирослав (? 949)  король Хорватии в 945 949 гг. Мирослав Гюрятинич посадник новгородский в 1126 1128 и 1135 1136 гг. и псковский 1132 1135 гг. Мирослав Несдинич… …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «Крлежа, Мирослав» >>


We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.