Петрович, Pастко


Петрович, Pастко
(Petrović, Растко)
(03.05.1898, Белград, Сербия, - 15.08. 1949, Вашингтон, США)
   сербский поэт, прозаик, эссеист. Родился в семье, известной своими патриотическими традициями. В доме частыми гостями были видные деятели культуры: И.Войнович, С.С.Краньчевич, И.Чипико, И.Мештрович* и др. Отец – налоговый инспектор - всю жизнь собирал документы национальной истории и писал капитальный труд “Финансы и учреждения в обновленной Сербии”. Одна из сестер П. в 1908 написала письмо Льву Толстому, спрашивая его мнение по поводу аннексии Боснии и Герцеговины; Толстой ответил брошюрой “О присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии”. Другая сестра в 1910 напечатала сборник патриотических стихотворений. Третья, известная художница Надежда Петрович*, и брат ушли добровольцами на Балканскую войну, затем участвовали в I мировой войне, где и погибли. Сам П. в 1915-1916 был среди беженцев, уходивших вместе с армией во время отступления сербских войск через Албанию. События этих месяцев оказали сильное влияние на его жизнь и творчество.
   Как и многие его сверстники, оставшиеся в живых после албанского марша, П. оказался во Франции. В 1916 он окончил среднюю школу в Ницце, поступил в Сорбонну на факультет права. Заинтересовался современным искусством, в артистических кафе познакомился с А.Бретоном, П.Элюаром, Ф.Супо, Ж.Кокто, М.Жакобом, А.Жидом, П.Пикассо, сблизился с писателями, художниками и журналистами, тяготевшими к немецкому журналу “Акцион”*. Его интересовали все новейшие направления, с которыми он чувствовал внутреннее родство. Вместе с тем, с не меньшим жаром он погрузился в изучение сербской национальной старины, мифологии, культуры. Его первая книга - сказочная повесть “Бурлеск господина Перуна, бога грома” (“Бурлеска господина Перуна бога грома”, 1921) - пронизана языческим, виталистическим мироощущением, атмосферой “блаженной жизни предков”, живших в согласии с природой. В основе повести лежала научно обоснованная историческая и этнографическая реконструкция, но подход к архаике в ней граничил с гротеском. Персонажи предстают одержимыми страстью к преображению, исполнены ненасытной чувственности, избытка жизненных сил. Эта сказочная, полнокровная реальность противопоставляется современному состоянию человека - механистической цивилизации, социальному отчуждению, потере цельности и простоты. Книга произвела сильное впечатление на критиков, хотя многим показалась скандальной.
   В 1920 П. возвращается в Белград, где сближается с “Группой художников”, погружается в литературную жизнь, печатается в журналах “Зенит”, “Српски книжевни гласник”, “Савременик”. Стипендия позволила ему в начале 1921 на короткое время возвратиться в Париж для изучения визан-тологии. В том же году путешествует по Сербии, Македонии, Поморью, Боснии, изучает архитектуру и фресковую живопись в старинных монастырях. В январе 1922 в первом номере журнала “Путеви” печатает стихотворение “Памятник путям” (“Споменик путевима”) о неортодоксальном, негритянском, не в меру жизнелюбивом Христе, после чего, под угрозой отлучения от церкви, вынужден публично покаяться. Первый поэтический сборник “Откровения” (“Откровена”, 1922), книга “упоительной язычески-экстатической, пантеи-стически-озаренной чувственности, непреодолимой эксцентричности, всеобщего славословия жизни и космической устремленности” (М.Богданович), был встречен насмешками. Только некоторые писатели, в том числе М.Црнянский*, С.Винавер* и И.Секулич, взяли молодого автора под защиту. Стихи П. представляли собой ассоциативный поток сознания, иррациональные видения человека, пытающегося спрятаться от жизни. Он пишет о вечном возвращении к праистокам и тайне рождения; об ужасах повседневного бытия, о войне и “пьянящем запахе гниения”. Как говорил сам П., человек - “это восторг и боль материи, которая стала осознавать самое себя”. Искусству он придавал, как и многие экспрессионисты, значение магическое, считая, что сам он “создает не великое искусство, а только великий экстаз”. Это была поэзия возведенного в абсолют субъективизма, освобожденной чувственности, лихорадочно утрированного, телесного существования. Однако идеал освобождения от “всех связей, всех моралей” оказался безнадежно недостижимым, миф о вечном возвращении пришел в противоречие с декларированием динамики жизни. В незавершенной поэме “Волк” (“Вук”) П. пытается в детстве цивилизации найти новый универсальный источник “гелиотерапии сознания” (“Солнце, только тебе я стремлюсь быть равным, / Знать одну - единственную - вещь, и через нее знать все”).
   В 1924 он поступил на дипломатическую службу. В 1927 выпустил роман “С силами немеренными” (“Ca силама немерливим”). В том же году посещает Париж, где общается с М.Вламинком, П.Пикассо, М.Эрнстом, Ле Корбюзье, Ф.Супо, А.Жидом. Много путешествует, пишет репортажи, путевые заметки, эссе. В 1928 совершает поездку в Африку - землю “героев, мистерий и эпоса”, где происходит “непрестанное соприкосновение с невероятной древностью”. Пишет о том, что хотел бы здесь жить, “чтобы вернуться к веселью и детству”. В его книге “Африка” (1930) подчеркнуты не декоративные элементы народного стиля, но неустаревающие формы мировосприятия, способные найти живой отклик в современных условиях. В 1931 П. выпустил книгу “Люди говорят” (“Л>уди говоре”) - по его определению, “роман, новелла, диалогический путевой очерк или поэма”); в 1935 - роман-воспоминание об отступлении сербского войска через Албанию “День шестой” (“Дан шести”). В ноябре того же года он уехал в Америку, где жил до конца дней, сначала как сотрудник посольства, с 1945 как эмигрант. Здесь завершил книгу стихов “Когда упало золотое кольцо” (“Кад падне бурма златна”) и не успел дописать исторический роман на тему итальянского Возрождения.
   Трудное для восприятия творчество П. казалось современникам синонимом авангардистского искусства вообще. Вместе с тем, сам он ощущал наибольшее внутреннее родство именно с экспрессионизмом. Его сложные, насыщенные культурологическим материалом произведения, как правило, затрагивали межцивилизационную проблематику (христианство и язычество, “детство цивилизации” и ее западноевропейская “старость”, место славянства в современной цивилизации и др.), и каждый раз, когда южнославянский мир вступал в фазу перемен и переживал смену культурных ориентиров, эти произведения вновь актуализировались и вызывали удивление своими яркими и выстраданными “откровениями”.
   Соч.: Откровенна. Поези|'а - проза. Београд, 1968 [Стихотворения] // Антология сербской поэзии*. М., 2008.
   Лит.: Глигориг! В. Огледи и студне. Београд, 1963; ВинаверС. Чувари света. Нови Сад - Београд, 1965; Ristié M. Prisustva. Beograd, 1966; Petkovic N. Artikulacija pesme. Sarajevo, 1968; Musabegovié J. Rastko Petrovié ¡ njegovo djelo. Beograd, 1976; Чановиг! 3. Уметност Растка Петровигш. Приштина, 1985; Popovic R. Izabrani ôovek ili zivot Rastka Petrovica. Beograd, 1986; Книжевно дело Растка Петровипа. Београд, 1989.
   М.Карасева

Энциклопедический словарь экспрессионизма. - М.: ИМЛИ РАН.. . 2008.

Смотреть что такое "Петрович, Pастко" в других словарях:

  • Petrović, Rastko —    см. Петрович, Pастко …   Энциклопедический словарь экспрессионизма


We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.