Литературные кафе и кабаре


Литературные кафе и кабаре
   сыграли, наряду с экспрессионистскими журналами, издательствами и галереями, важнейшую роль в становлении и консолидации экспрессионизма как художественного движения. Последовательность взлетов и спадов их популярности соответствует динамике развития экспрессионизма в разные его периоды. Расцвет новой поэзии в годы перед I мировой войной прочно связан с пиком активности кабаре “Гну”*, “Неопатетического клуба” и “Кафе дес Вестенс”*; перемещение центра внимания на драму, театр и кино в послевоенные годы совпадает с выдвижением на ведущую роль в культурной и деловой жизни Берлина “Романского кафе”*, в котором художники отошли на второй план, уступив лидерство театральным менеджерам, директорам литературных кабаре и деятелям кинопроизводства. В женевском “Кабаре Вольтер”* иррационализм, утопизм и пафос, процветавшие в “Кафе дес Вестенс”, сменились пацифизмом и протестом против войны. После войны на смену относительному затишью в художественной жизни, вызванному уходом на фронт многих молодых экспрессионистов и военной цензурой, приходят десятки новых литературных кабаре.
   Кафе и кабаре были для экспрессионистов не только местом встреч, но и центрами “невостребованного энтузиазма” (Г.Гейм*), который вылился в экспрессию публичных выступлениий и полемики. Все кафе роднил дух богемности. Артистическая, художественная и литературная богема старше экспрессионизма: к 1910, когда новые литературные тенденции начали пробивать себе дорогу, “Кафе дес Вестенс”, возникшее в Берлине с 1896, давно успело приобрести скандальную известность, и за полтора десятка лет до возникновения экспрессионизма собирало свою критически настроенную публику, склонную к художественному анархизму. Для атмосферы богемных кафе наиболее существенным было не поступательное развитие, а непрерывное изменение, и в этом климате авангардистские программы формировались и усваивались мгновенно.
   Особый вес в конце XIX в. приобрели венские “Кафе Гринштайдль” (“Cafe Griensteidl”) и “Сентраль” (“Central”), где царили молодые Г. фон Гофмансталь и А.Шницлер, Х.Бар* провозглашал лозунги нового искусства, а П.Альтенберг слыл колоритнейшим завсегдатаем. К.Краус стал одним из законодателей этих кафе. В берлинском кафе “Черный поросенок” (“Schwarzes Ferkel”), где сталкивались противоположные политические взгляды и художественные направления, центром притяжения стали А.Стриндберг*, Р.Демель*, С.Пшибышевский*. Процесс образования таких кружков поэтов и художников описан в романе О.Ю.Бирбаума “Stilpe” (1897) о берлинской артистической богеме. Эти кружки возродили традиции балаганных песенок и уличных баллад, гротескных куплетов и пародий в духе К.Моргенштерна, которые два десятилетия спустя оказались вновь востребованы в кабаре послевоенного экспрессионизма.
   На рубеже веков законодателями моды были первое немецкоязычное кабаре “Юбер-бретль” (“Überbrettl”) Э. фон Вольцогена, “Кафе дес Вестенс” и “Эльф Шарфрихтер” (“Elf Scharfrichter”, “Одиннадцать палачей”) во главе с Ф.Ведекиндом* и Г.Лаутензаком. Популярностью пользовалось кафе “Фледер-маус” (“Fledermaus”, “Летучая мышь”) Фриделя и А.Польгара. В Мюнхене было много литературно-богемных кружков, базировавшихся в кафе и кабаре. Самым интимным из них стало кафе П.Хилле в Берлине, самым популярным - мюнхенское кафе “Симплициссимус”, где лидировали М.Даутендей, Ф.Блей*, Э.Мюзам. В стихах, балладах, сатирах, театральных пародиях, а также и в серьезных образцах малой драмы, кукольном театре, пантомиме и театре теней богемных кафе и кабаре преобладала критика салонной морали, мещанства, буржуазного образа жизни, делались дерзкие выпады против государственного авторитета. Им был присущ неоромантический экзотизм, интерес к путешествиям в далекие страны, эротизм и тяга к оккультизму. В моде были эксперименты с наркотическими средствами (Ф.Хардекопф*: “О добрые наркотики, на вас молюсь”).
   Поэзия экспрессионизма жила словом, читаемым вслух. Ее авторы пробовали силу слова на публике и нередко мгновенно приобретали известность, как Я. ван Ходдис* стихотворением “Конец мира” (“Weltende”), П.Больдт* - стихотворением “Юные кони! Юные кони!” (“Junge Pferde! Junge Pferde!”), Клабунд* - строкой “Заря встает! Клабунд! Дни рассветают!” (“Morgenrot! Klabund! Die Tage dämmern!”), Э.Бласс* - строкой “По улицам иду я ветром подгоняем” (“Die Strassen komme ich entlang geweht”). Жизнь кафе и кабаре широко отражена в поэзии большого города как неотъемлемая часть существования личности нового типа. Эти стихи полны откровений на грани цинизма, они фиксируют некую ироническую дистанцированность лирического “я” от происходящего праздника плоти (Г.Бенн* “Кафе дес Вестенс”, “Ночное кафе”; Й.Р.Бехер* “Женщины в кафе”, Я. ван Ходдис “Ложа”, Ф.Хардекопф “Кафе-сонет”, “Бар”).
   В годы расцвета экспрессионизма берлинская литературная богема оказалась более влиятельной, чем мюнхенская. Решающую роль в этом сыграли К.Хиллер*, создавший “Неопатетическое кабаре” (1909) и “Гну” (1911), и Г.Вальден*, основавший “Объединение искусства” (“Verein für Kunst” (с 1904), положившее начало поэтическим вечерам журнала “Штурм”*; в развитии новых форм художественной активности позднего экспрессионизма большую роль сыграли “Романское кафе”, дадаистское “Кабаре Вольтер” в Женеве, кафе “Стефани” в Мюнхене, его завсегдатаи Э.Хеннингс, Э.Мюзам, Л.Франк*, Ф.Юнг, Т.Дойблер* запечатлены в стихотворении И.Р.Бехера “Кафе Стефани”, “Café Stefanie”, 1912). До 1914 экспрессионистские кафе и кабаре мощно влияли на литературный процесс, став своеобразными ячейками кристаллизации всего художественного направления и его популяризации, но в то же время они были основными источниками рождения легенд и мифов об экспрессионизме, обвинений его в аморализме, безнравственности и чрезмерной склонности к эпатажу. Позднее наиболее резкая критика в адрес кафе и кабаре богемного типа за “ничегонеделание и сибаритство” раздавалась со стороны тех их завсегдатаев, которых завлекла под свои знамена революция (Э.Мюзам: “Богема мертва до такой степени, что из ее гнили и плесени можно плести мемуары”, 1927).
   Литературные кабаре послевоенного периода отличались от прежних преобладанием музыкальных номеров, которые быстро становились шлягерами. Пестро составленные программы таких вечеров (танец, пантомима, скетч) предполагали наличие конферансье или объединялись в подобие тематического ревю. Такие поэты, как В.Меринг, К.Тухольский, Й.Рингельнатц, Э.Кестнер своей славой были обязаны активному участию в программах литературных кабаре. Кабаретисты активно пользовались текстами Ф.Ведекинда, Э.Мюзама, Э.Ласкер-Шюлер*; весь поэтический спектр экспрессионизма, дадаизма, как и традиции “Поэтического театра” К.Крауса, были в почете на подмостках кабаре. И в послевоенном Берлине, в этот период более активном, чем Лейпциг, Мюнхен и Вена, центр духовной жизни из кафе переместился на подмостки кабаре. Появились десятки сменявших друг друга постановок, премьерные программы которых ожидались с таким же волнением, как и театральные премьеры. М.Рейнгардт возрождает в 1919 кабаре “Шалль унд рауш” (“Schall und Rauch”), которое сделало ставку на высокий литературный уровень программ, профессиональное мастерство артистов и серьезное отношение к публике. Берлинские газеты восторженно отзывались о гротескных текстах шансонов Й.Рингельнатца, известного еще по довоенным выступлениям в мюнхенском кафе “Симплициссимус”, а также В.Меринга, К.Тухольского на музыку Ф.Холлендера, о конферансе В.Бендова, о поразительном успехе шансонов “Берлинский темп” (стихи В.Меринга, музыка Ф.Холлендера) “гениального комика” П.Гретца. В 1920-1925 наиболее популярными были кабаре “Ракета”, “Кафе "Мания величия"” (“Café Grössewahn”), “Рампа”, организованные актрисой Р.Фалетти, и “Дикая сцена” (“Wilde Bühne”) под руководством Т.Хестерберг. Тексты шансонов для обеих писали Ф.Хардекопф, В.Меринг, Г.Яновиц*, П.Хеллер*, в программах выступали Клабунд, К.Тухольский и М.Герман-Нейссе*. В январе 1922 единственное выступление Б.Брехта* в “Дикой сцене” закончилось скандалом: его “Легенда о мертвом солдате” вызвала такое возмущение публики, что В.Меринг обратился к негодующему залу со словами: “Дамы и господа, это большой позор, но не для поэта, а для вас. Когда-нибудь вы будете хвастать тем, что присутствовали на этом выступлении”. Клабунд, К.Тухольский, Э.Вайнерт и В.Меринг стали классиками шансона и развили новый агрессивный стиль, актуальный до 60-х XX в.
   Соч.: Klabund. Das ideale Kabarett. Groteske Dichtungen, 1917; Die Harfenjule, 1927; Tucholsky K. Fromme Gesänge, 1919; Mehring W. Das politische Cabaret, Chansons, Songs, Couplets, 1920; Ringelnatz J. Turngedichte, 1920 и 1923, Ruttel Daddeldu, 1923; Janowitz F. Asphaltballaden, 1923; Hermann-Neisse M. Kabarett. Schriften zum Kabarett und zur bildenden Kunst// Gesammelte Werke. Frankfurt а. M, 1988; “Dichter lesen”. Bd. 3: Vom Expressionismus in die Weimarer Republik / Hg. R.Tghart // Marbacher Schriften 38/39. Marbach/Neckar, 1995.
   Лит.: Bahr H. Studien zur Kritik der Moderne. Frankfurt a. M., 1894; Koester B. Berliner Gaststätten von der Jahrhundertwende bis zum ersten Weltkrieg. Berlin, 1964; Meidner L. Dichter im Café. Zürich, 1965; Kreuzer H. Die Boheme. Analyse und Dokumentation der intellektuellen Subkultur vom 19. Jh. bis zur Gegenwart. Stuttgart, 1968; Hesterberg T. Was ich noch sagen wollte... Autobiographische Aufzeichnungen. Berlin, 1971; Fohsel HJ. Zeit und Sittenbilder aus dem Café des Westens und dem Romanischen Café. Berlin, 1997.
   H. Пестова

Энциклопедический словарь экспрессионизма. - М.: ИМЛИ РАН.. . 2008.

Смотреть что такое "Литературные кафе и кабаре" в других словарях:

  • Неопатетическое кабаре — Афиша «Неопатетического кабаре», 1912 «Неопатетическое кабаре» (нем. Neopathetisches Cabaret) под этим названием в 1910 1914 годах …   Википедия

  • Салоны, кружки и собрания литературные — Салоны, кружки и собрания литературные, центры литературно художественной и общественной жизни XVIII — начала XX вв. Петрограда (Ленинграда). По своему типу и составу подразделяются на общества, как правило, имевшие устав, регламентировавший …   Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

  • Салоны, кружки и собрания литературные —       центры литературно художественной и общественной жизни XVIII начала XX вв. Петрограда (Ленинграда). По своему типу и составу подразделяются на общества, как правило, имевшие устав, регламентировавший деятельность их членов; кружки, не… …   Санкт-Петербург (энциклопедия)

  • Немецкий экспрессионизм —    наиболее раннее по времени, по глубине и выражению проявление экспрессионистского течения, охватившее в начале XX в. все сферы искусства и культуры Германии и нашедшее отклик в других странах Европы и всего мира. На немецкой почве наиболее… …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Судейкин, Сергей Юрьевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Судейкин. Сергей Юрьевич Судейкин Дата рождения: 7 (19) марта 1882(1882 03 19) Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя …   Википедия

  • Новый клуб — Афиша «Неопатетического кабаре», 1912 «Новый клуб» (нем. Der Neue Club)  немецкое литературное объединение, в которое входили в основном писатели и поэты …   Википедия

  • Алле, Альфонс — Альфонс Алле фр. Alphonse Allais …   Википедия

  • Театральное искусство в Киеве — История театрального искусства в Киеве. Первые проявления элементов театрального искусства в Киеве принято относить к эпохе Киевской Руси, такими проявлениями называют выступления скоморохов …   Википедия

  • Камергерский переулок — Москва Камергерский переулок, 2009 г …   Википедия

  • Ласкер-Шюлер, Эльза — Эльза Ласкер Шюлер Else Lasker Schüler …   Википедия


We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.