Хорватский экспрессионизм


Хорватский экспрессионизм
   проявил себя в разных видах искусства, и стал одной из существенных составляющих художественного процесса в Хорватии начала XX в. Отдельные черты экспрессионизма проявились в хорватской литературе задолго до программного оформления его в Германии. Многие хорватские литературоведы (А.Флакер, К.Жмегач, А.Франич и др.) относят экспрессионизм к наднациональным (общеевропейским) течениям, находят его “автономные источники” в Хорватии и называют это явление “протоэкспрессионизмом”, обнаруживая его первые признаки в 1880-х (роман А.КовачичаВ архиве”, творчество поэта С.С.Краньчевича). Хорватская культура рубежа веков и первых десятилетий XX в. по духу своему была близка немецкой (и австрийской). Хорватия - как часть Австро-Венгрии - именно в этот период вступила в фазу ускоренного индустриального развития и сумела создать структуры гражданского общества, практически идентичные метрополии. До самого распада империи она поддерживала с ней многоуровневые противоречиво-отлаженные связи, активно воспринимала идущие от нее культурные импульсы. То явление, которое позже получило название экспрессионизма, было в не меньшей степени свойственно хорватскому искусству, как и немецко-австрийскому, ничем не противоречило национальной духовной традиции и питалось из тех же источников: обостренное восприятие противоречий общественного строя, деградация монархии, нарастающая революционизация всех слоев общества, предчувствие военной катастрофы.
   В то же время хорватское искусство начала XX в. отличалось от немецкого (и походило на искусство других стран Центральной и Юго-Восточной Европы) тем, что активизировало национальную проблематику. Борьба против иноземной власти определяла двойственное отношение к немецкой культуре и приводила к упорному вытеснению ее влияния из национального самосознания.
   Литература пребывала в состоянии идеологического раскола. Движение так называемого “хорватского модерна” во главе с А.Г.Матошем, которое, начиная с рубежа веков, оказывало сильное организующее влияние на хорватскую литературу, к концу первого десятилетия XX в. завершило свое развитие. Сам Матош, апостол “чистого искусства”, в 1909 вернувшийся из длительной эмиграции, почувствовал наступление нового времени, которое уже не могло удовлетвориться “культом художественной формы и музыкой слова”, приверженностью утонченно разработанным темам любви к женщине и родине. Даже в его стихах появляются элементы нового, масштабного и динамического стиля, одержимость идеями политической романтики.
   Другое направление литературного движения имело ярко выраженную южнославянскую националистическую направленность. В 1912 один из лидеров этого движения В.Черина начал издавать журнал “Вихор” (“Вихрь”), имевший теоретико-полемический характер (журнал был закрыт с началом I мировой войны). Представителей этого направления отличала воинственность и революционность, приверженность романтическим идеалам югославянского объединения и опора на народную культуру. Своими кумирами они считали поэта В.Назора и скульптора И.Мештровича*. Именно в этой среде восприимчивость к авангардным течениям была наиболее высокой.
   Сам по себе экспрессионизм в Хорватии перед I мировой войной трудно вычленить из множества других разнохарактерных художественных течений: натурализма, импрессионизма, символизма, футуризма и др.,-которые существовали в эклектическом единстве и составляли характерную особенность хорватского искусства этого периода. Футуризм появился в Хорватии из итальянских источников, но распространился прежде всего под русским влиянием. Молодые хорватские писатели не были столь радикальны, как итальянские, и воспринимали скорее общий дух футуризма, нежели его конкретную художественную программу. Они подчеркивали в учении Маринетти то, что было близко им - мистицизм души. “Тотальность экспрессии” стала основным содержанием единого, преимущественно активистского и в меньшей степени прагматического и апологетически-цивилизационного движения. Этически бескомпромиссная позиция молодых националистически настроенных художников делала для них неприемлемым позерство итальянских футуристов, их склонность к общественному вызову, однако само “интегральное” и активное виталистическое учение воспринималось с энтузиазмом. Наиболее близким футуризму современникам казалось творчество поэта Я.Полича-Камова.
   Во время I мировой войны растет националистическое воодушевление, концепции югославянства получают все более широкий отклик в разных слоях общества. В 1917-1918 на о. Корфу начинает выходить журнал “Забавник”, собравший вокруг себя художников разных славянских национальностей, причислявших себя к сторонникам националистического движения. В последние дни войны многие хорватские, сербские и словенские писатели разных литературных пристрастий (В.Назор, И.Войнович, И.Андрич, Л.Веснер, У.Донадини, А.Шантич, И.Секулич, И.Цанкар, Ф.Козак и др.) объединились вокруг загребского журнала “Книжевни юг” (“Литературный юг”). Объединяющей для них также была националистически-югославянская точка зрения, имевшая ярко выраженную романтически-идеалистическую окраску.
   Первым литературным журналом, тяготеющим к собственно экспрессионизму, стал журнал “Кокот” (“Петух”, 1916-1918); как указывалось в редакционной статье, “эта храбрая и воинственная птица провозглашает наступление нового дня”). Издатель журнала, поэт и драматург У.Донадини, в программной статье “Воскресшая душа” призывал “принять революционное искусство - экспрессионизм”, утверждал, что “адекватный образ этой войны - только в бешеных стихах последователей Маринетти”. В 1917 он опубликовал статью “Экспрессионизм”, которая стала первым программным документом нового течения в Хорватии. В ней экспрессионизм связывался с националистическими и панславистскими идеями, признавался главным критерием ценности искусства будущего. Радикализм взглядов Донадини выразился в резко критическом отношении ко всей хорватской литературе прошлого и современности (кроме фольклора, который приобретал в его концепции значение кладезя виталистического потенциала народа). Исключение он сделал только для поэта А.Б.Шимича*.
   Последний выступил в литературе одновременно с Донадини. Именно Шимич ближе всех в Хорватии может быть соотнесен с немецким экспрессионизмом, о чем говорят, в частности, названия издаваемых им журналов “Виявица” (“Вихрь”, 1917) и “Юриш” (“Штурм”, 1918). В них Шимич ратовал за разрыв с любой традицией. Глашатаем свободной личности он считал “новое искусство”, обращенное к человеку, к его элементарным, повседневным нуждам и страданиям. Экспрессионистская поэтика захватила его собственное творчество 1916-1919, а также публицистику, где он постоянно обращался к опыту журнала “Штурм”*, преимущественно к его религиозно-мистическим аспектам. Из современных немецких и австрийских поэтов Шимич больше всего ценил Г.Гейма* и Г.Тракля*. Его статья “Вместо всех программ” (1917) стала важным программным документом хорватского экспрессионизма.
   Журнал “Юриш” Шимич издавал совместно с поэтами С.Миличевичем и Г.Крклецом. Они вели по этому поводу долгую переписку с Х.Вальденом*, а в 1921 по случаю 10-летнего юбилея “Штурма” Крклец отправился в Берлин, лично познакомился с Вальденом и др. представителями “нового германского искусства”, сблизился с Г.Гроссом* и И.Бехером*. В свою очередь Вальден отвечал Крклецу, что “с большим интересом” наблюдает, что его журнал и движение находят в Загребе понимание.
   Издательская деятельность Шимича, как и его поэтическое творчество, сыграли непосредственную роль в восстановлении немецкого влияния на хорватское искусство после политических и социальных потрясений 1910-х. С его безвременной кончиной в 1925 многие литературоведы связывают спад экспрессионизма как широкого культурного движения в Хорватии, хотя другие его представители - Й.Косор, Г.Крклец, А.Цесарец*, М.Крлежа* и др. - продолжали активно действовать и далее.
   Творчество этих авторов не может быть полностью вписано в русло экспрессионизма, они не составляли сколько-нибудь оформленного движения. Воспитанные в атмосфере австрийской культуры, они активно использовали наряду с экспрессионизмом приемы и мотивы натурализма, импрессионизма и др. художественных течений. Вместе с тем, существенную роль в истории хорватской литературы сыграла принадлежность А.Цесарца и М.Крлежи к революционно настроенным кругам интеллигенции. В 1919-1923 Крлежа и Цесарец издавали журнал “Пламен” (“Пламя”), оказавший значительное влияние на формирование левого крыла хорватского экспрессионизма. В нем они радикальным образом сводили счеты с национальной литературной традицией (Крлежа “Хорватская литературная ложь”, 1919), и прежде всего с романтически-националистическим “иллюзионизмом” в духе В.Назора и И.Мештровича, утверждали, что литература должна быть общественно-актуальной, служить правдивым и непосредственным отражением жизни. Его поэзия, драмы и проза проникнуты непримиримой революционностью и пацифизмом. “Хорватская рапсодия” (1917) и сборник новелл “Хорватский бог Марс” (1922) принадлежат к самым ярким образцам хорватского экспрессионистского искусства, хотя сам Крлежа никогда не декларировал своей приверженности этому течению.
   А.Цесарец вступил в литературу чуть позже Крлежи. В его произведениях элементы экспрессионистской поэтики органично сочетаются с общей реалистической направленностью. Творчество Крлежи и Цесарца свидетельствует о том, что они придавали экспрессионизму скорее вспомогательную роль, считали его наиболее адекватным выражением бунтарских настроений и революционного пафоса эпохи, глубинное осмысление которой, по их убеждению, могло быть осуществлено только в русле реалистической поэтики. Их исключительным влиянием на литературу во многом можно объяснить тот факт, что хорватский экспрессионизм никогда не углублялся в формалистические поиски и не терял из виду гуманистическое содержание - обращенность к человеку и его “душе”. Марксистская ориентация Крлежи нашла свое дальнейшее выражение в журнале “Книжевна република” (“Литературная республика”, 1923-1927). В конце 1920-х - 1930-е, когда в хорватской литературе уже четко обозначились две основные тенденции - социалистическая и ультранационалистическая (клерикально-фашистская), - оба художника вынуждены были разойтись на идейной почве. Если А.Цесарец становится идейным сторонником первой, то М.Крлежа, ни в коей мере не принадлежа ко второй, выступил против декларативно утилитаристских тенденций “социальной литературы” и утверждал собственное понимание красоты.
   Заметным явлением в Хорватии стал экспрессионизм в драматургии и театре. Обобщая накопленный к 1920 опыт своих предшественников, Й.Кулунджич писал в журнале “Критика”: “Экспрессионистская драма возникла в процессе все возрастающего внимания к ценности и силе проявлений души и все меньшего внимания к материальной оболочке человека. Она возникла под девизом: "абсолютное чувство"”. Ку-лунджич и его единомышленники подчеркивали свой разрыв с натурализмом.
   “Протоэкспрессионистской” может быть названа появившаяся в 1907 “трагедия в пяти частях” Я.Полич-Камова “Мамино сердце”. За ней последовали “драма в четырех картинах” У.Донадини “Бездна” (1919), драма Й.Кулунджича “Полночь” (1921), его же пьесы “Скорпион” (1926) и “Таинственный Камич” (1929), трагикомедия “Авантюрист на пороге” М.Беговича (1926). Действие этих пьес развивается в городской среде, фоном семейных и личных катастроф становятся банкротство или разорение. Психологические коллизии строятся на беспричинной жестокости друг к другу близких людей. Положительные герои видят спасение в экстатической проповеди добра. Авторов привлекает возможность передать попытки ухода от действительности, гротескное столкновение реальности с миром болезненных мечтаний. В левой критике эти пьесы относились, как правило, к разряду “салонных”.
   Большой популярностью пользовалось произведение К.Месарича “Космические жонглеры” (1926), согласно авторскому определению, “бурлескный театр из трех одноактных пьес”. Эпизоды под названиями “Отчаявшиеся”, “Клоун” и “Восстание Атлантов” отражали надломленное сознание испорченного цивилизацией человека. Поставленный Т.Строцци как ряд сцен трагикомического варьете (сценическое движение ставила М.Фроман, известная московская балерина, эмигрировавшая в Югославию), спектакль привлек внимание также благодаря стилизованным декорациям, маскам и костюмам русского художника-эмигранта В.Ульянищева и музыке загребского композитора О.Йозефовича, который охотно сотрудничал с экспрессионистами. Позже появляются сатирически окрашенные пьесы: зарисовки циничных интриг, замешанных на “проблеме пола” (“Страсть госпожи Малинской” Й.Кулунджича, 1930), или построенная в манере резко заостренной типажности, намекавшая на подлинные политические события хроника К.Месарича “Шаг через рампу” (1931).
   Ярким и целостным воплощением экспрессионистской эстетики стали драмы М.Крлежи 1914-1923. В них проявились особенности его трактовки экспрессионистских принципов: присутствие патетически возвышенной христианской проповеди (“Легенда”, 1914) и опора на фантастическую образность славянского фольклора (“Кралево”, 1915). В драме “Христофор Колумб” (1918) изображена трагическая ситуация сильной личности ницшеанского типа, чей порыв к поискам новой истины не находит отклика у косной массы. На первом издании “Христофора Колумба” стояло авторское посвящение В.Ленину.
   Излюбленный прием Крлежи в его экспрессионистских произведениях - столкновение по принципу симультанного изображения грубой реальности и потустороннего мира. Война и революция предстают не “необходимым очищением”, но искупительной жертвой человечества. Эстетика Крлежи оказалась близка исканиям загребского режиссера Б.Гавеллы, получившего образование в Вене и хорошо знакомого с европейским театром. Драматурга и постановщика объединяла и принадлежность к поколению, прошедшему I мировую войну, и интерес к идеям марксизма. Режиссерская экспликация спектакля “Галиция” (1920), запрещенного властями за попытку “большевистской пропаганды”, свидетельствует о применении новаторских световых и звуковых эффектов, гротескным фоном которых служила реальность галицийских окопов.
   В поставленном Б.Гавеллой при участии художника Л.Бабича спектакле по пьесе Крлежи “Голгофа” (1922) (которую хорватский критик Б.Донат назвал идеальным воплощением идей Э.Пискатора о политическом театре) четкий ритм трудовых процессов контрастировал с тревожной разноголосицей рабочего митинга. Сцена кары за предательство товарищей решалась в религиозно-мистическом ключе. Очерченные в резкой графической манере, схожей с почерком Г.Гроса, персонажи второго состоявшегося спектакля Крлежи - Гавеллы - Бабича “Волчий лог” (1923) содержали и второй план: почти каждый из них был как бы двойником того или иного типажа европейской религиозной или фантастической литературы. Образцом театрального экспрессионизма была ирреальная сцена - “оголтело-скандального” сна главного героя. Вместе с тем, пьесе свойственна поэтизация христианских нравственных идеалов, на этот раз воплощенных в образе сельского учителя, вернувшегося домой из русского плена.
   Спектакли “Голгофа” и “Волчий лог” стали театральными событиями европейского масштаба. Жанровые особенности драмы Крлежи и разработанные Гавеллой сценические эффекты приобрели широкую известность в России благодаря дневниковым записям К.Станиславского и его сотрудников, присутствовавших на премьере во время большого заграничного турне МХАТ 1922-1924. “Волчий лог” в 1924 с большим успехом был показан на гастролях в разных городах Хорватии и соседних стран и подробно проанализирован прессой, которая подчеркивала экспрессионистские приемы как свидетельство современного характера драмы и спектакля.
   Экспрессионистские элементы присутствовали и в написанных позже пьесах М.Крлежи, в частности, в драматической трилогии о Глембаях (1928-1933), в драме “Аретей” (1963). Б.Гавелла в течение всей жизни работал над теоретическим обоснованием своих режиссерских решений экспрессионистского периода, которым придавал принципиальное значение (эти работы опубликованы в 1960-е, после смерти режиссера).
   Успеху книг М.Крлежи, Я.Полич-Камова, У.Донадини, А.Б.Шимича способствовало их оформление художниками Л.Бабичем, М.Узелацем, В.Гецаном, М.Трепше. Хорватские художники-экспрессионисты, выпускники художественных школ Вены, Мюнхена и Праги, активно выступали на загребских выставках “Весенние салоны” в предвоенные и послевоенные годы. Здесь же выставлялся видный хорватский скульптор И.Мештрович, отдавший дань экспрессионизму в работах “Источник жизни” (1905), “Снятие с креста” (1915), “Распятие” (1937). Библейские мотивы и христианская символика вдохновляли и Л.Бабича. Во время войны 1914-1918 созданы его полотна “Голгофа”, “Пьета”, “Хорватское Рождество”. Потери военных лет и последовавший затем всплеск революционных настроений нашли отражение в картинах “Черные стяги” и “Красные знамена”. В экспрессионистской манере написаны Л.Бабичем портреты А.Г.Матоша, М.Беговича, М.Крлежи, “Автопортрет” (1917). Художник, график, книжный иллюстратор М.Узелац в 1922 выступил с иллюстрациями к новеллам М.Крлежи из сборника “Хорватский бог Марс”. Под влиянием австрийского и немецкого экспрессионизма пишет накануне I мировой войны свои портреты и натюрморты В.Гецан. Его впечатления военных лет отразились в сериях графических работ “Плен в Сицилии” и “Клиника”, созданных в стиле трагического гротеска. М.Трепше, вышедший из мастерской чешского художника М.Швабинского, - автор цикла графических листов “Сказки Гофмана” (1911), “Театр” (1919), “Саломея” (1920), “Варьете” (1926). Мотивами драматургического творчества М.Крлежи навеяны графические листы “Ярмарка” и “Голгофа”.
   Экспрессионизм оказал значительное влияние на последующее развитие хорватской литературы и искусства. В 1940-1950 югославские критики и историки искусства в силу идеологических причин избегали употреблять термин “экспрессионизм” и отрицали связь с экспрессионизмом творчества виднейших национальных писателей и художников. В середине 1960-х начался период интенсивного изучения хорватского экспрессионизма и его связей с европейским экспрессионистским движением.
   Лит.: Panorama hrvatske knji2evnosti XX stoljeса/ Pr. V.Pavletic. Zagreb, 1965; Konstantinovic Z. Ekspresionizam. Beograd, 1967; Ekspresionizam i hrvatska knjizevnost // Kritika. Zagreb, 1969. №3; Branko Gavella- ¿ivot i djelo. Zagreb, 1971; Expressionism as an International Literary phenomenon. Budapest, 1973; FlakerA. Stilske formacije. Zagreb, 1976; àicel M. Pregled novije hrvatske knjizevnosti. Zagreb, 1979; Vuökovic R. Poetika hrvatskog i srpskog ekspresionizma. Sarajevo, 1979; FlakerA. Poetika osporovanja. Zagreb, 1982; BatuSic N. Branko Gavella. Knjizevnost i kazaliSte. Zagreb, 1983; Vuökovic R. Avangardna poezija. Banja Luka, 1984; Lesic J. Istorija jugoslavenske moderne reiije. 1861-1941. Novi Sad, 1986; ¿megac V. TeZiSta modernizma. Zagreb, 1986; Franges I. Povijest hrvatske knjizevnosti. Zagreb; Ljubljana, 1987; IvaniSin N. Fenomen knjizevnog ekspresionizma. Zagreb, 1990; MilanjaC. Pjesnistvo hrvatskog ekspresionizma. Zagreb, 2000; ГавеллаБ. Драма и театр. M., 1976; Вагапова Н.М. Формирование реализма в сценическом искусстве Югославии 20-30-х гг. XX века. М., 1983.
   М.Карасева (литература) Н. Вагапова (драматургия, театр, изобразительное искусство)

Энциклопедический словарь экспрессионизма. - М.: ИМЛИ РАН.. . 2008.

Смотреть что такое "Хорватский экспрессионизм" в других словарях:

  • Крлежа, Мирослав — (Krleza, Miroslav) (07.07.1893, Загреб, Австро Венгрия 29.12.1981, Загреб, Югославия)    хорватский поэт, прозаик, драматург, публицист. Родился в богатой чиновничьей семье. Классическую гимназию посещал в Загребе, затем (1908) перешел в… …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Хорватия — (Hrvatska)         Социалистическая Республика Хорватия (Socijalistička Republika Hrvatska), республика в составе Социалистической Федеративной Республики Югославии (СФРЮ), в северо западной части страны, омывается Адриатическим морем. Площадь 56 …   Большая советская энциклопедия

  • Югославия — (Jugoslavija, Jyгославиja)         Социалистическая Федеративная Республика Югославия, СФРЮ (Socialistička Federativna Republika Jugoslavija, Социjaлистичка Федеративна Република Jyгославиja).          I. Общие сведения          Ю.… …   Большая советская энциклопедия

  • Кралевич, Мирослав — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Кралевич. Кралевич, Мирослав …   Википедия

  • ХОРВАТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — ХОРВАТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, литература хорватов, одна из национальных литератур Югославии (см. Югославии литературы). Развивается на хорватско сербском языке. В создании хорватской письменности большая роль принадлежит ученикам славянских… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Донадини, Ульдерико — (Donadini, Ulderiko) (08.04.1894, Лика, Австро Венгрия, 10.05.1923, Загреб, Королевство сербов, хорватов и словенцев)    хорватский прозаик, драматург, поэт, издатель. В детстве пережил семейную драму (его отец, мелкий буржуа, оказался банкротом) …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Шимич, Антун Бранко — (Šimić, Antun Branko) (18.11.1898, Дриновци, Герцеговина, Австро Венгрия, 02.05.1925, Загреб, Королевство сербов, хорватов и словенцев)    хорватский поэт, эссеист, критик, издатель журналов. Родился в бедной семье ремесленника. Обучение начал во …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Австрия — Австрийская Республика нем. Republik Österreich словен. Republika Avstrija хорв. Republika Austrija венг. Osztrák Köztársaság …   Википедия

  • Österreich — Австрийская Республика Republik Österreich …   Википедия

  • Правительство Австрии — Австрийская Республика Republik Österreich …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.