Футуризм и экспрессионизм


Футуризм и экспрессионизм
   возникли почти одновременно (первое десятилетие XX в.) и до определенного времени развивались параллельно; центрами футуризма были Италия и Россия, экспрессионизм занимал заметное место во многих европейских (прежде всего немецкоязычных) странах. Порожденные социально-культурным разломом рубежа веков, эти течения состояли между собой в отношениях сближения и отталкивания, обладая как рядом общих, так и разъединяющих, даже противоположных черт.
   Оба эти течения строились на отрицании “старого мира”, освобождении от всего канонического в искусстве, от “мертвой культуры” прошлого, которую надлежало сбросить “с корабля современности”. Более прямолинейным и непримиримым в этом смысле был футуризм, особенно итальянский (в лице его вождя Ф.Т.Маринетти); для части русского футуризма, состоявшего из разнородных группировок и также начинавшего с решительного отрицания прошлого, на более позднем этапе - при всех яростно-негативных декларациях - характерно все же вовлечение традиции в свой культурный оборот. То же происходило и с экспрессионистами: провозглашая разрыв с “отцами”, многие так и не смогли полностью разорвать с ними. И все же отвергая “одряхлевшие” художественные формы, и те, и другие опирались на антиэстетизм, деформацию как принцип художественного изображения, сознательно разрушая сложившиеся нормы, соединяя разноплановые художественные элементы, пользуясь произвольными, разносмысловыми ассоциациями, разнообразными вариантами коллажа и др.
   И для экспрессионизма, и для футуризма новые образные средства - способ выражения кардинальных перемен в социальной действительности и в сознании, изменившихся отношений между человеком и окружающей средой. Мир стремительных скоростей, напор “машин”, вторгающихся на городские улицы и в жилище человека (телефон, радио), воспроизводятся и экспрессионистами, и футуристами, хотя часто с противоположными знаками. Футуризм безоговорочно воспринял преобразования в сфере технологий и коммуникаций, изменившееся понимание пространственных и временных соотношений. Даже русский “эго-футурист” И.Северянин с его нескрываемым лиризмом передает, используя ироническое, игровое начало, ощущение упоенности “эрой скоростей” (“Стрекот аэропланов, беги автомобилей, / Ветропросвист экспрессов, крылолет буеров...”). Пафос техницизма, экстатически-радостное визионерство ощущаются и у некоторых экспрессионистов. Влияние футуризма заметно, например, в стихотворении Э.Штадлера* “Ночной переезд через Рейн по Кёльнскому мосту” (1913); в ранних сборниках К.Эдшмида* (“Шесть дул”, “Тимур” и др.), где приключенческое начало соединяется с культом “сильного человека”, в его романе “Спорт вокруг Гагали” (“Sport um Gagaly”, 1927), героем которого (уже на излете экспрессионизма) автор делает автогонщика - нового идола эпохи спорта и стремительных ритмов. В эссе “Экспрессионизм умирает” (1921) И.Голль* признает, что “жизнь, машина, природа одерживают верх” над экспрессионистской “О, Человек!”* - патетикой, над “добрым человеком”, который “с поклоном отчаяния удаляется за кулисы”. Эти отношения притяжения-отталкивания приводили к тому, что на определенных этапах творчества некоторые художники обнаруживают следы влияния как футуризма, так и экспрессионизма (ранний Г.Бенн*, ранний В.Маяковский*, Э.Беннелюкке* и др.).
   Однако свойственное футуризму апологетическое отношение к техническому прогрессу (для Маринетти гоночный автомобиль прекраснее Ники Самофракийской) разделяли далеко не все экспрессионисты. Наоборот, ощущение большого города как “гнездилища порока” подразумевало неприятие бурного развития техники, порабощающего личность. Апокалиптические мотивы, видения “судного дня”, распада, тлена, всеобщей гибели, столь характерные для экспрессионизма, особенно на раннем этапе его развития, несовместимы с бодрым ожиданием будущего у футуристов. И даже присущее обоим направлениям пристрастие к “экзотизму” несет на себе следы разного жизнеощущения.
   Для экспрессионистского сознания прежде всего неприемлемы прокламируемая футуризмом “отмена “я” и пропаганда “механического человека”. Для Г.Кайзера* (“Газ”) или Э.Толлера* (“Разрушители машин”), как и для многих других экспрессионистов, механизация жизни, ее “омассовление” равнозначны полному краху “потрясенного человека”. Разделяя с футуризмом стремление к художественной революции, экспрессионисты не могут принять футуристического отрицания метафизики. Из экспрессионистского протеста вырастает - во всяком случае, в его “активистской” части - призыв к обновлению и борьбе, но во имя человека и его души, а не ради технического прогресса и, тем более, укрепления националистической государственности, к чему пришли итальянские футуристы. Если для футуризма первостепенное значение имеет технологическое обновление мира, то для экспрессионизма - нравственное. Экспрессионизм обращен к человеку; это искусство более содержательное, чем ориентированный в значительной степени на формалистический поиск футуризм. “Новый человек”* футуризма, в отличие от экспрессионистского, - часть элиты, что-то вроде супермена, обладающего силой воли и самодисциплиной для возвышения над массой, которую он намерен покорить своими идеями. В экспрессионизме соотношение понятий “человек - масса”, “личность - масса” противоречивее и многоаспектнее. Экспрессионистский художник, воплощающий “я”, страдающее за человечество, одновременно жаждет единения с массой и трагически сознает его недостижимость; герой итальянского футуризма, разделяя идеалы элиты, к которой он чувствует себя причастным, не испытываетподобных сомнений и колебаний, в нем нет и следа идеализма.
   Отношение экспрессионистов к футуристам было сугубо дифференцированным и менялось с течением времени. Г.Бенн*, приветствуя Маринетти, посетившего Германию в 1934, выразил восхищение футуристами за их любовь к риску (ницшеанское “живи опасно!”), мятежный дух, восторг перед новыми скоростями и назвал вклад Маринетти в политические идеалы бессмертным. В это время футуризм встречал уже полное неприятие со стороны большинства экспрессионистов, многие из которых находились в изгнании. Для них литература и искусство оставались “инструментом этики и средством религии” (П.Корнфельд*).
   Несовместимо разным, как правило, было и отношение к проблемам нации. Экспрессионисты, поначалу с энтузиазмом воспринявшие I мировую войну, в большинстве своем быстро разочаровались в ней. В сознании итальянских футуристов война не только была (как и современная техника) живым национальным символом, но и породила военную мифологию, сделав пышные церемониалы частью националистической, а потом и фашистской культуры, заимствовавшей у футуристов политическую литургию, “хореографию толпы”, тягу к созданию монументальных скульптурных изображений и т.д. Гибель на войне становится, не в последнюю очередь под влиянием футуризма, естественной, что выражалось, в частности, в культе павшего солдата, породившем бесчисленные скульптурные надгробия и памятники. При сходстве религиозных мотивов, иконография военных захоронений как объектов национального культа была экспрессионистам чужда; в Веймарской республике этот культ стал достоянием правых националистических кругов, а при нацизме - элементом официальной идеологии.
   Столь же была чужда экспрессионистам прагматическая брутальность итальянского футуризма (не свойственная футуризму русскому). Восхищение машиной сочеталось у Маринетти с упоением мужественностью, находившим свое отражение и в литературе, и в изобразительном искусстве, особенно в скульптуре. Воспетый О.Вайнингером “маскулинный тип”, не вызывавший восторга у экспрессионистов, был поднят на щит итальянскими футуристами. Правда, в отличие от немецких националистов и позднее нацистов, футуристам было чуждо растворение индивидуальности в “военном товариществе”. Герой футуризма полагался лишь на собственный опыт и силу, не верил, в отличие от “нового человека” экспрессионистов, в победу добра над злом и в грядущее торжество справедливости. В отличие от футуризма, экспрессионизм был художественным, духовным, религиозным и лишь в ограниченной степени политическим движением, провозглашавшим мессианско-утопические идеи, далекие и чуждые футуризму.
   Лит.: Calvesi Manriziono. Futurismus. München, 1975; Baumgarth Chr. Geschichte des Futurismus. Reinbeck, 1966; MosseG.L. The political Culture of Italian Futurism: A General Perspective// Journal of Contemporary History / Editors W.Laqueur, G.L.Mosse. 1990. Vol. 25. № 2-3; Пастеван Г. Футуризм. Манифесты итальянских футуристов. М., 1914; Литературные манифесты. От символизма к Октябрю. М., 1929; Луначарский A.B. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 2. М., 1964; Крученых А. 15 лет русского футуризма. М., 1928; Русский футуризм. Теория. Практика. Критика. Воспоминания / Составители В.Терехина, А.Земенков. М., 1999.
   И.Млечина

Энциклопедический словарь экспрессионизма. - М.: ИМЛИ РАН.. . 2008.

Смотреть что такое "Футуризм и экспрессионизм" в других словарях:

  • Футуризм — Умберто Боччони  Улица входит в дом. 1911 Футуризм (лат. futurum будущее)  общее название художественных авангардистских движений 1910 х  нача …   Википедия

  • Футуризм (направление в искусстве) — Футуризм направление в литературе и изобразительном искусстве, появившееся в начале XX века. Отводя себе роль прообраза искусства будущего, футуризм в качестве основной программы выдвигал идею разрушения культурных стереотипов и предлагал взамен… …   Википедия

  • Экспрессионизм — «Крик» норвежского художника …   Википедия

  • Японский экспрессионизм —    Возникновение экспрессионизма в японском искусстве относится к началу 1920 х. В Японии для обозначения экспрессионизма употребляется как европейская форма этого термина, так и японская хёгэнсюги (буквально: “выражение” + “изм”), представляющая …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Немецкий экспрессионизм —    наиболее раннее по времени, по глубине и выражению проявление экспрессионистского течения, охватившее в начале XX в. все сферы искусства и культуры Германии и нашедшее отклик в других странах Европы и всего мира. На немецкой почве наиболее… …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Итальянский экспрессионизм —    В подробно разработанной эстетической и идеологической программе футуризма в Италии и в творчестве писателей, причислявших себя к футуристам, многое перекликалось с эстетикой немецкого экспрессионизма. В экспрессионизме был аккумулирован тот… …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Русская культура и экспрессионизм —    В России характерные для экспрессионизма идеи и образы нашли воплощение в деятельности ряда групп и в творчестве отдельных авторов на разных этапах их эволюции, порою в единичных произведениях. Однако как художественное движение экспрессионизм …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Хорватский экспрессионизм —    проявил себя в разных видах искусства, и стал одной из существенных составляющих художественного процесса в Хорватии начала XX в. Отдельные черты экспрессионизма проявились в хорватской литературе задолго до программного оформления его в… …   Энциклопедический словарь экспрессионизма

  • Абстрактный экспрессионизм — (англ. abstract expressionism)  школа (движение) художников, рисующих быстро и на больших полотнах, с использованием негеометрических …   Википедия

  • Рейнский экспрессионизм — Август Маке хауз в Бонне Рейнский экспрессионизм, или Рейнские экспрессионисты (нем. Rheinischen Expressionismus, Rheinische Expressionisten)  …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «Футуризм и экспрессионизм» >>


We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.